Печора: ядерная угроза. В дельте северной реки затевают опасное строительство, которое может обернуться экологической катастрофой

В последние десятилетия северные территории Коми испытывают мощнейшую техногенную нагрузку, но она покажется лишь «детской шалостью» на фоне планируемого промышленного обустройства дельты реки Печоры.

15 декабря в формате видеосвязи пройдут общественные слушания по проектной документации ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) строительства эксплуатационных скважин Кумжинского газоконденсатного месторождения.

Месторождение располагается в дельте Печоры в непосредственной близости от южной границы заповедника «Ненецкий» и между двух участков заказника «Нижнепечорский». Всего предполагается обустроить 6 кустовых площадок с 32 скважинами.

Групповой рабочий проект по обустройству Кумжинского месторождения подготовило ООО «Научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа Ухтинского государственного технического университета». Заказчик проекта – АО «СН Инвест», зарегистрированное в Нарьян-Маре.

Печора: ядерная угроза. В дельте северной реки затевают опасное строительство, которое может обернуться экологической катастрофой

Рисковая затея

Кумжинское месторождение находится на территории Ненецкого округа, но административные границы имеют ничтожное значение, когда речь идет о водных бассейнах. Очевидно, что очередная рисковая затея по «покорению Севера», памятуя о прошлом, не сулит ничего хорошего.

Говоря «о прошлом», имеются в виду в первую очередь события 1994 года, когда в Коми произошла одна из самых страшных экологических катастроф. Авария на нефтепроводе под Усинском попала в Книгу рекордов Гиннесса как крупнейший разлив нефти в истории, когда-либо происходивший на суше. Из дырявых труб вылилось более сотни тысяч тонн нефтесодержащей жидкости, значительная часть которой попала в бассейн реки Печоры.

Шесть лет тушили!

Теперь же Печоре грозит иная напасть, но от того не менее опасная – потенциальное загрязнение радиоактивными веществами.

Кумжинское газоконденсатное месторождение было открыто в 1974 году. Его запасы по самым скромным подсчетам составляют примерно 100 миллиардов кубометров газа.

В ноябре 1980 года на одной из скважин произошла авария – газ начал фонтанировать, произошло обрушение буровых вышек и загораживающих дамб. Традиционные восстановительные работы не дали результата, поэтому в мае 1981 года было принято решение произвести подземный атомный взрыв, чтобы заглушить скважину. Однако вместо ликвидации аварийного выброса произошло размножение мест разрыва пород и мест выбросов конденсата. Понадобилось шесть лет, чтобы «утихомирить» аварийную разведочную скважину.

Как в Японии

Мощность ядерного взрыва, произведенного в 1980 г. на глубине 1,5 км, составила 37,6 килотонны. Это больше, чем мощность двух атомных бомб вместе взятых, сброшенных в 1945 году на японские города: Хиросима – 16,5 килотонны, Нагасаки – 20 килотонн.

Все понимают, что где-то там под Печорой сейчас в условиях естественной консервации находится «Хиросима с Нагасаки». Как говорится, не буди лихо… Но мы живем в России, а у нас, к сожалению, когда речь идет о возможности получать сверхприбыли, вопросы сохранения окружающей среды и безопасность местных жителей отходят на десятый план.

Куда девать отходы?

Судя по документации, представленной ухтинскими специалистами, речь сейчас идет о весьма сложном и опасном во всех отношениях проекте. Даже если не затрагивать возможные аварийные ситуации с попаданием радиоактивных загрязнений в окружающую среду, то и других проблем предостаточно.

Кумжинское месторождение находится примерно в 100 километрах от ближайшего специализированного предприятия по утилизации отходов бурения. Но дело не только в дальности расстояния, а и в полном отсутствии дорог. Следовательно, буровой шлам и прочие отходы при обустройстве месторождения придется складировать непосредственно где-то в прибрежной зоне, что чревато серьезными экологическими последствиями.

Метанол для Европы

Газ с месторождения планируется направлять на завод по производству метанола (он также еще пока на бумаге), который сейчас весьма востребован в странах Европы. Его, в частности, используют в автопроме – из производных метанола делают синтетический каучук для автомобильных шин, детали из пластика. Но нужен ли печорский метанол в Европе, если заранее известно, что в нем потенциально возможно наличие радиоактивных изотопов?

Понятно, что предстоящие общественные слушания – лишь обязательная часть запланированных мероприятий перед тем, как перейти к реальным работам. Но удивляет, что власти Коми до сих пор публично не обозначили свою позицию, хранят молчание и официозные СМИ. И это молчание уже становится неприличным.

  • :