«Сыры» Лемешева и «клакеры» Волочковой

28 марта — 240 лет со дня основания Большого театра.
Славу всемирно известного Большого театра создавали такие великие мастера как Уланова, Шаляпин, Собинов, Нежданова, Плисецкая, великий хореограф Петипа... Здесь в 1887 году в опере «Черевички» дирижировал сам Петр Чайковский, работал Сергей Рахманинов. 

«Сыры» Лемешева

Творчество этих людей — духовное достояние нашей страны.   Они имеют почитателей во всех уголках земли, не говоря уже о родине. Когда-то в 30-х годах ярые поклонницы артистов создавали свои фанобъединения. Фанатов Сергея Лемешева называли «лемешистками»,  Ивана Козловского - «козловчанками», Галины Улановой - «улановцами», Марины Семеновой - «семеновцами». Эти люди собирались в группы и действовали примерно так, как действуют фанаты футбола — своих кумиров поддерживали криками «браво!», а конкурентам частенько делали пакости.

Они были истинными ценителями театрального искусства. Могли назвать состав, дирижера, вспомнить казусы любого спектакля десятилетней давности. Ходили на все премьеры как своих кумиров, так и оппонентов.  

Существовали негласные правила взаимодействия между артистами и поклонниками. Артист  обязан был снабжать своих фанатов билетами или пропусками и поддерживать дружеские отношения с активистами. Особо приближенные были вхожи в дом, бывали на дачах, помогали в делах. Согласно тем же неписаным правилам, недопустимо было спекулировать именными пропусками и билетами. 

В те далекие годы у поклонников-фанатов, с легкой руки великого Лемешева, появилось прозвище «сыры». Название это к молочному продукту не имеет никакого отношения. «Сырить» означало в те годы - болеть за кого-то. Существует легенда, что однажды великий тенор застал своих почитателей под проливным дождем у служебного подъезда. Артист восликнул: «Какие вы сыренькие!». С тех пор фанатов стали называть «сырами».

Состоять в этой когорте могли только необычные люди.

Они владели десятками способов попасть в театр без билета. Например, заплатить билетершам (рубль на входе, еще рубль — на ярусе, чтобы пустили в ложу), или организовать «протыр» -  создать искусственную суматоху на входе и прорваться в толпе через контроль. Непосредственно после «протыра» прятались в туалете, а после начала спектакля проникали в ложу. 

Во время выступления своего кумира «сыры» в определенных местах пьесы устраивали долгие овации. Бурные аплодисменты имели несколько целей — балетным позволяли перевести на несколько секунд дух перед выполнением сложных элементов, молодым исполнителям придавали чувство уверенности и, кроме прочего, формировали у неискушенного зрителя мнение о выступлении.

Подобный вид поддержки артистов появился еще во времена зарождения профессионального театра. Так, во всяком случае, считает основатель фундаментальной энциклопедии театра Патрик Шеро. Театральные антрепренеры нанимали группы людей для создания искусственного успеха или провала некоторых исполнителей. В 18-19 веке во французских театрах эти методы были доведены до совершенства и получили название «клака», что означает «хлопок ладонью».

В Парижской опере «клакеры» во многом определяли успех постановки. В своей «Человеческой комедии» Бальзак писал о главаре театральной «клаки»: «Все драматурги с Больших бульваров у него в руках: у него, как у банкира, открыт на каждого из них личный счет».

Артистов Большого театра долгие годы сопровождали все-таки не наемные «клакеры», а истинные почитатели талантов — знатоки театра и всей его закулисной жизни. Группы поддержки еще называли «министерствами». В свое время самые крупные «министерства» были у Майи Плисецкой и у супружеской пары Екатерина Максимова - Владимир Васильев. Часто этими объединениями «руководил» кто-нибудь из родственников звезды. Например, в данном дуэте  мать Максимовой — Татьяна Густавовна.

Веники вместо цветов

В безвременье 80-90-х в Большом произошли значительные перемены. Новое поколение исполнителей заметно уступало по масштабности и звездности прежним кумирам. Менялся театр — менялась и группа поддержки. Используемые ими методы были зеркальным отражением происходящих в театре перемен. Известно, что Юрий Григорович продвигал Марию Былову и Натальи Архипову, перекрывая путь юным дарованиям вроде Надежды Грачевой или Галины Степаненко.

Чтобы выразить свое несогласие, группа поддержки делала маленькие пакости. Во время лирического адажио вдруг у кого-то в зале со звоном падали ключи или нападал кашель, или на криках «браво» нарочно путали фамилию. Танцует, допустим,  Былова, а из зала кричат: «Тимофеева, браво!».

Что же касается откровенного протеста, то самым эффектным трюком было выкидывание на сцену веника вместо букета.

Многие театралы вспоминают изощренную выдумку поклонницы по прозвищу Девятая Колонна. Это прозвище она получила за крупное телосложение. Женщина завела будильник, спрятала его на четвертом ярусе и спокойно заняла место в бельэтаже. Будильник сработал во время тишайшей и проникновеннейшей сцены сумасшествия Жизели, которую танцевала соперница кумира Девятой Колонны.

Обнаружить будильник не смогли, сцена была сорвана.  Хотя, справедливости ради, те же почитатели театра рассказывают, что подобные выходки случались и раньше. Когда-то тетке и приемной матери несравненной Майи Плисецкой - Суламифи Мессерер - вручили роскошную коробку конфет, в которой оказался... рыбий хребет. Оказалось, что подарок преподнесла фанатка ее партнера, которого балерина чем-то обидела.

Клакеры Волочковой

«Клака» в самом неприглядном ее виде появилась на орбите Большого театра с укоренением рыночной экономики в стране, когда все стали жить по принципу «купи-продай».

Ее клиентами были в основном оперные артисты. Из балета — только Анастасия Волочкова. Она, по мнению «клакеров», хоть и не всегда походила на настоящую балерину, зато «клака» у нее была самая настоящая. Своих «клакеров» она называла друзьями и после выступления обычно благодарила со сцены.

Состав «клаки» не был постоянным. Лидер приглашал людей под заказ — поддержать или освистать конкретного артиста. За свою работу они брали билетами, которые потом перепродавали.

Работали по принципу: сегодня ты поддерживаешь моего клиента, завтра я — твоего. Неприятно орать «браво» недостойным, но свою беспринципность «клакеры» объясняли экономическими причинами - билеты  дорогие, а каждый лидер может провести с собой не больше одного-двух десятков людей, что для «полновесного успеха» мало.

Говорят, что организатором «клаки» в России был Роман Абрамов — человек неизвестного рода занятий, места рождения и национальности. Он появился  в театральном закулисье еще во времена директорства Владимира Васильева.

С назначением директором театра Владимира Исканова в жизни российских «клакеров» наступили черные времена.  Под его руководством в Большом провели революцию цен на билеты. Их стоимость стала зависеть  от категории спектакля и места в зале. Солистам выдавали не больше четырех пропусков в руки. Организовать группу поддержки с таким количеством человек было невозможно. Иксановские меры нанесли ощутимый удар и по спекулянтам, и по «поклонникам».  Но эра правления этого руководителя ознаменовалась своими скандалами — увольнением Волочковой, криминальной историей с Сергеем Филиным, возглавлявшим балетную труппу и прочими малоприглядными вещами.

С июля 2013 года Большой театр возглавляет Владимир Урин. С его приходом вокруг главного театра России поутихли страсти, как и вокруг «клакеров». И зрители могут, наконец,  наслаждаться спектаклями в тишине, аплодируя  исполнителям только за достойные пируэты, а не поддаваясь всеобщей эйфории, нагнетенной купленными возгласами «браво». Театр — это, прежде всего, праздник души, а не скандалы и интриги... 

  • :