Декабристы — кто они на самом деле?

Восстание декабристов 1825 год овеяно романтизмом любви, несмотря на всю жестокость события. 
После подавления восстания часть декабристов была казнена, вторая отправлена в ссылку. Одиннадцать женщин последовали в Сибирь за своими любимыми. 

Большинство из них принадлежали к знатным семьям, были дамами высшего света, образованными, изнеженными, привыкшими к роскоши и богатству:  знаменитая княгиня  Мария Николаевна Волконская, графини Александра Григорьевна Муравьева и Наталья Дмитриевна Шаховская, графиня Елизавета Петровна Нарышкина — дочь военного министра, фрейлина императорского двора, княгиня Екатерина Ивановна Трубецкая, дворянки Анна Васильевна Розен, Наталья Дмитриевна Фонвизина, Анастасия Васильевна Якушкина и Мария Казимировна Юшневская.

И только две дамы являлись простолюдинками – Прасковья Егоровна Анненкова (урожденная Жанетта Полина Гёбль) и Камилла Петровна Ивашева (урожденная Камилла Ле Дантю).

Обе француженки. Первая – дочь наполеоновского офицера. В 1823 году приехала в Россию и работала модисткой в торговом доме Дюманси.  Влюбилась в Ивана Анненкова, и хотя их роман длился всего полгода, когда его отправили в читинский острог, начала ходатайствовать о разрешении отправиться вслед за ним. Тем более, что у нее был ребенок от Ивана.

Узнав, что император будет на маневрах у города Вязьмы в мае 1827 г., Полина отправилась туда и, прорвавшись к императору, упала перед ним на колени. Император Николай I был тронут силой любви иностранки, почти не знавшей русского языка и собравшейся в Сибирь вслед даже не за мужем, а за любимым человеком. Он сказал ей:

– Это ведь не ваша родина, сударыня! Вы будете там глубоко несчастны.

– Я знаю, государь. Но я готова на всё!

Оставив дочь у матери Ивана, Полина отправилась в Сибирь. В Иркутске комендант задержал ее, уговаривая вернуться, как раньше уговаривал Трубецкую и Волконскую. Но женщина была непреклонна и в конце февраля последовала дальше.

Они венчались в Чите. Полина родила 18 детей, но выжили из них всего шестеро.

История любви Полины Гёбль и Ивана Анненкова стала основой романа А. Дюма «Учитель фехтования». Композитор Ю. А. Шапорин написал оперу «Декабристы», которая в первой редакции называлась «Полина Гёбль».

На фото: Иван Анненков и Полина Гёбль

Вторая француженка Камилла Ле Дантю — дочь гувернантки. Она увидела сына Ивашевых, у которых служила мать, и влюбилась в него без ума, хотя понимала, что союз их невозможен. И только после ареста Ивашева Камилла призналась в своих чувствах и попросила его семью разрешить отправиться вместе с любимым в ссылку. Они обвенчались в Чите. Но семейное счастье было недолгим. Камилла умерла в 31 год после тяжелых преждевременных  родов, Ивашев — год спустя, ровно в день похорон жены.   

Хотелось верить, что те мужчины, ради которых женщины пожертвовали всем,  были  достойными людьми. Но современные историки порой выдают такие факты из жизни декабристов, которые напрочь разрушают идиллию созданного образа  жертвенников, борцов за свободу крестьян. 

Например, в своем манифесте декабристы ратовали за свободу крестьян, но ни один из них не дал добровольно вольную своим собственным крепостным. Хотя еще за  два с лишним десятка лет до бунта на Сенатской площади Император Александр I подписал «Указ о вольных хлебопашцах», надеясь, что дворянство внемлет голосу христианской любви и воспользуется возможностью освободить крепостных. Но вместо этого они продолжали проигрывать крестьян друг другу в карты. И будущие декабристы не были исключением. Петр Каховский 14 декабря ранил смертельно генерала Милорадовича (царь, желая предотвратить кровопролитие, выслал его к мятежникам в качестве парламентера.) Буквально накануне восстания именно за карточным столом Каховский расстался со своими последними крепостными, окончательно превратившись в пролетария, которому «кроме своих цепей» терять нечего.

Кроме того, в своих революционных прожектах декабристы мечтали дать крестьянам формальную свободу,  плюс крошечный надел земли «под огород», который сами же презрительно прозвали «кошачьим» – в том смысле, что с этого клочка земли разве что кошку можно прокормить. Сделав крестьянина номинально «свободным», они  могли превратить его в батрака, вынужденного работать на помещика не три дня, как было при крепостном праве, а всю неделю. А вдобавок – избавиться от тех обязательств, которые это самое крепостное право налагало на помещика по отношению к крестьянам.

Обвиняют отдельных декабристов и в том, что, находясь в ссылке, они шпионили в пользу английской разведки. Например, декабриста Лунина по этой причине заключили в Акатуйский централ. Историки считают, что в целом декабрьское восстание было подготовлено не без участия агентов иностранной разведки.

Например, декабристы предлагали полностью изменить административно-территориальное деление России – вместо единой Империи  создать конфедерацию из 14 «штатов» или «земель, формально подчиненных номинальному верховному правителю». Точно такую же схему расчленения России уже в ХХ столетии предлагал министр Восточных территорий Третьего Рейха Альфред Розенберг в своем знаменитом проекте «Стена вокруг Москвы». Именно этот проект лег в основу принятого Конгрессом США печально известного «Закона о порабощенных нациях», так называемая «поправка Джексона– Вэнника», в котором Россия обвиняется в «оккупации» таких интересных государств, как, например, «Казакия» и «Идель — Урал».

Верховную власть декабристы  мечтали передать Вече. Регулярную армию распустить. Видимо, в связи с упразднением Российской Империи и делением ее на штаты. Только вот «всеобщее» избирательное право ограничивалось рядом нюансов. Голосовать могли только крупные землевладельцы, граждане, владеющие грамотой и прочие состоятельные люди. Женщины и простая челядь на выборы не допускались. Ах, какой казус!!! А дамы ради своих мужчин готовы были хоть на плаху.  

На фото: кадр из фильма «Звезда пленительного счастья»

Некоторые историки говорят, что среди декабристов было много по-настоящему порочных ничтожных личностей — заядлых картежников, кутил, гомосексуалистов и людей с расстройствами психики.

Якубович, которому наряду с Каховским отводилась роль непосредственных цареубийц, за дуэлянтство был сослан на Кавказ, в стычке с горцами получил легкое ранение в голову. Рана давно зажила, но он упорно не снимал черную повязку, козыряя ею, словно орденской лентой.  Каховский – мелкий шляхтич, запутавшийся в долгах, был взят на содержание Одоевским. Любимым занятием будущего цареубийцы было стрелять по пустым бутылкам, представляя, что перед ним члены царской семьи. 

Декабрист Штейнгель «в целях экономии» вообще предлагал повесить членов Императорского Дома на корабельных мачтах «гирляндами» – петля для очередного казнимого привязывается к ногам его предшественника, на которой вешается очередной Великий Князь или Княгиня, к ногам которых крепим еще одну удавочку, и так далее…

Павел Пестель отводил себе роль Диктатора и мечтал поддерживать порядок с помощью тайной полиции из 140 000 тайных шпионов плюс еще  4000 сверхшпионов, находящихся в непосредственном подчинении Диктатора. Закрытые процессы над инакомыслящими, запрещение любых общественных объединений, самый жесточайший внутренний террор против каждого, заподозренного в реакции — вот что ждали народ российский, если бы восстание декабристов не было подавлено.

Самое позорное во всей этой истории, что многие из рьяных революционеров-декабристов превращались в буквальное ничтожество, вымаливая для себя прощения у царя.

Едва Пестель был арестован и очутился в Петропавловке, начал строчить письма Императору: «Я не могу оправдаться перед Его Величеством; я прошу только Его милости: пусть Он соблаговолит использовать в мою пользу самое прекрасное право своей короны – помилование, и вся моя жизнь будет посвящена признательности и безграничной привязанности к Его Лицу и Его Августейшей Семье».

Другие арестованные вели себя не лучше.

Намеченный цареубийца Каховский написал  Николаю I: «Я люблю Вас, как человека, от всего моего сердца я желаю иметь возможность любить Вас, как Государя».

Конечно, в любых организациях, партиях и объединениях могут находиться люди разного склада ума, силы духа и порядочности. И в целом, моральный облик человека, к сожалению или счастью, не определяются его членством в каком-либо союзе.   

Единственное, к чему призывают современные историки — не идеализировать кого бы то ни было. Не пытаться создавать кумиров из тех, кто таковыми быть не могут по определению. Сейчас в Москве идет активное обсуждение по поводу переименования станции метро Войковской, названной в честь одного из убийц семьи последнего царя Николая II.

На фото: Памятник Войкову в родной ему Керчи.

Многие не понимают, зачем менять название? Какая разница, как называется станция метро, улицы? Не хотят углубляться в исторические факты, порой искаженные в угоду тому или иному политическому строю. А зря!  Ставшие привычными фамилии и имена часто скрывают много тайн и загадок — не всегда приятных.  Как в истории с декабристами — с одной стороны, жертвенные женщины — ставшие музами для писателей, с другой — тщеславные фанатики — во главу угла ставившие террор и слежку против своего народа.

На фото: Скульптурная композиция «Жены декабристов». Зураб Церетели

И здесь имеет огромное значение,  в чью честь назвать улицу, сквер  или станцию метро... Чьему образу, как говорится, мы готовы поклоняться и чью правду признавать — героев страны  или ее  предателей.

  • :